Вильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Радловой - Вильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Радловой

Госпожа Капулетти
Где дочь моя? Зови ее сейчас же!

Кормилица
Своею девственностью в десять лет
Клянусь - звала уже. Овечка! Птичка!
Где девочка? О боже, где Джульетта?

Входит Джульетта.

Джульетта
Кто звал меня?

Кормилица
Да ваша мать.

Джульетта
Я здесь. Что, матушка, хотите?

Госпожа Капулетти
Вот что... - Оставь нас, няня, ненадолго;
Поговорить нам надо. - Нет, постой;
Я передумала: ты можешь слушать.
Ты знаешь, дочь моя уж подросла.

Кормилица
Ее года я знаю по часам.

Госпожа Капулетти
Ей нет четырнадцати.

Кормилица
Нет, клянусь
Зубами, нет четырнадцати ей,
Хоть у меня четыре зуба. Сколько
До дня Петрова? {6}

Госпожа Капулетти
Две недели с лишним.

Кормилица
Ну, две иль с лишним, только знаю я -
В ночь на Петра четырнадцать ей минет.
Сусанна ей (земля ей буди пухом) Ровесница была, да бог прибрал.
Ее была я недостойна. Ну,
Так в день Петров четырнадцать ей будет.
Да, будет, право! Хорошо я помню -
Одиннадцать прошло с землетрясенья.
В тот день ее я отняла от груди. -
Я этот день вовеки не забуду;
Полынью я тогда соски натерла,
На солнышко у голубятни села, -
Вы и хозяин в Мантуе гостили. -
Нет, память какова! - Так я сказала,
Когда ребеночек полынь всосал
С сосков и горечь обожгла дурышку,
Обиделась она и - прочь сосок!
Вдруг зашаталась голубятня, - тут
Пустилась я бежать.
Одиннадцать уж лет с тех пор прошло;
Тогда она уже стояла, - нет,
Уж бегала вразвалочку, клянусь!
А за день перед тем разбила лобик.
Тогда мой муж - бог душу упокой,
Веселый был покойник! - взял ее:
"Что ж, - говорит, - ты падаешь лицом?
Уж скоро на спину ты будешь падать,
Как поумнеешь. Так, дитя?" Плутовка
Затихла и ему сказала: "Да!"
Сбывается, как видно, шутка эта.
Клянусь, хоть проживу я сотни лет,
Я не забуду: "Так, дитя?" - спросил он.
Дурышка плакать перестала: "Да!"

Госпожа Капулетти
Довольно, замолчи, прошу тебя!

Кормилица
Молчу. А все смех разбирает, - вспомню.
Как вдруг затихла и сказала: "Да!"
А шишка с петушиное яичко
У ней вскочила, уверяю вас, -
Ушиб опасный! - и рыдала горько.
"Что ж, - муж сказал, - ты падаешь лицом?
Уж скоро на спину ты будешь падать,
Как поумнеешь". Тут замолкла: "Да!"

Джульетта
Замолкни ты, прошу тебя я, няня.

Кормилица
Замолкла уж, храни тебя господь,
Красивей я не няньчила детей. -
Уж как мне хочется дожить до свадьбы
Твоей, малютка!

Госпожа Капулетти
Как раз о свадьбе говорить с тобой
Пришла я, дочь. Скажите мне? Джульетта,
Намерены ль вы замуж выходить?

Джульетта
Об этой чести я и не мечтала.

Кормилица
О чести! Не была б твоей я мамкой,
Сказала б: с молоком ты ум всосала.

Госпожа Капулетти
Так вот, подумайте теперь об этом.
Моложе вас в Вероне дамы есть, -
Уж матери они. Что ж до меня,
Моложе вас гораздо я была,
Когда вас родила. Вот вкратце дело!
Парис достойный сватается к вам.

Кормилица
Мужчина, - ах, сударыня, мужчина!
Уж лучше всех! Из воску будто он.

Госпожа Капулетти
В Вероне летом краше нет цветка.

Кормилица
Да, он цветок, он настоящий цветик.

Госпожа Капулетти
Что скажете, вам нравится ли он?
Вы на балу с ним встретитесь сегодня.
Лица его прочтете книгу, прелесть,
Что начертало красоты перо.
Заметьте каждую его черту
И как одна черта с другой согласна.
А если что не ясно в книге вам,
Вы на полях прочтете по глазам.
Любовной этой книге драгоценной
Необходим и переплет отменный:
Как рыбе нужен волн бессменный плеск,
Так красоте сокрытой нужен блеск.
Для многих книги просияет, слава
От золотых застежек и оправы.
От вашей красоты он станет краше,
Но в этом нет ущерба доле вашей.

Кормилица
Какой ущерб! Мы от мужчин толстеем!

Госпожа Капулетти
Понравится ль любовь Париса вам?

Джульетта
Взгляну, и как понравится - глазам
Дам волю, но их опущу тотчас,
Как только получу приказ от вас.

Входит Слуга.

Слуга
Сударыня, гости собрались, ужин подан, вас зовут, молодую госпожу ищут,
кормилицу проклинают в кладовой, и все доведены до крайности. Я должен итти
туда прислуживать. Прошу пожаловать за мной. (Уходит.)

Госпожа Капулетти
Идем сейчас. Джульетта, граф вас ждет!

Кормилица
Иди: за днем ночь сладкая придет.

Уходят.

СЦЕНА 4

(Улица.
Входят Ромео, Меркуцио и Бенволио с пятью или
шестью другими масками; слуги с факелами.)

Ромео
Что ж, скажем ли мы что-нибудь при входе
Иль без приветствия войдем туда?

Бенволио
Не в моде многословие такое.
Ведь с нами нет слепого Купидона,
Несущего цветной татарский лук, {7} Как чучело пугающего дам.
Не надо нам для входа и пролога,
Что говорится робко под суфлера.
Пусть нас сочтут они, чем захотят.
Мы потанцуем с ними - и уйдем.

Ромео
Дай факел мне. Для танцев я не годен;
Хоть мрачен я, но свет нести могу.

Меркуцио
Ромео милый, танцовать должны вы.

Ромео
У вас ведь туфли на подошве легкой,
А у меня душа - свинец тяжелый,
Что не дает мне сдвинуться с земли.

Меркуцио
Любовник вы; у Купидона крылья
Займите, чтобы над землей парить.

Ромео
Его стрелой я слишком больно ранен,
Чтобы парить на этих легких перьях.
Я слишком связан, чтоб печаль связать,
И падаю под бременем любви.

Меркуцио
Упавши с бременем, любовь придавишь;
А груз тяжел для этой нежной вещи.

Ромео
Любовь - нежна? Она груба, резка,
Она свирепа, колет, как шипы.

Меркуцио
Так будьте с грубою любовью грубы;
Колите за укол, к земле прибейте.

Надевает маску.

Футляр мне дайте, чтоб лицо в нем спрятать.
На маске - маска. Что за дело мне,
Что строгий взор сочтет меня уродом?
Пусть за меня поддельный лоб краснеет.

Бенволио
Ну, постучим, войдем; но прежде все
Должны, как нужно, ноги приготовить.

Ромео
Нет, факел мне! Пусть молодость живая
Пол тростниковый {8} пятками шлифует;
А я, по нашей старой поговорке,
Свет для других внесу и погляжу.
Игра прекрасна, я же пропадаю.

Меркуцио
Ты надоел нам всем, а не пропал.
Коль ты пропал, из пропасти пропащей,
Из знаменитой той любви потянем
Мы за уши! - Свет зря горит. Идем!

Ромео
Все путаешь.

Меркуцио
Но медлим мы напрасно.
Огонь горит, как лампа в полдень ясный.
И речь моя, поверь, в пять раз умней
Всего, что мыслят пять умов о ней.

Ромео
Решенье хорошо итти на бал,
Но смысла в этом нет.

Меркуцио
Кто так сказал?

Ромео
Я видел нынче сон.

Меркуцио
И я видал.

Ромео
Что снилось вам?

Меркуцио
Что часто лгут сновидцы.

Ромео
В постели спящему и правда снится.

Меркуцио
О, вижу, верно, королева Меб
У вас была. Она средь эльфов - бабка,
И росту всего-навсего с агат
У олдермена в перстне. Цугом ездит
Она на атомах по человечьим
Носам, когда они заснут покрепче.
В колесах спицы - ноги пауков,
И крылышки кузнечика - верхушка.
Постромки - из нежнейшей паутинки,
И хомуты - из лунного луча,
И бич - из пленки с косточкой сверчка;
В ливрее серой маленький комарик
За кучера: он меньше червячка,
Что по руке ленивой девки бродит.
Ее возок - пустой орех. Он белкой
Сработан или старым червяком,
Каретным мастером для фей старинным.
Так пышно скачет Меб за ночью ночь.
Путь - мозг любовника, - любовь им снится,
Колени царедворца - тут поклоны,
Или руки судьи - и снится взятка,
Иль губы дамы - снятся поцелуи;
Но эти губы злая Меб прыщами
За жадность к сладостям порой покроет.
Придворный нос подчас она заденет -
И запах милости ему приснится.
А иногда щетинкою свиною
Она поповский нос во сне щекочет -
И грезится ему приход богатый.
А то еще по шее у солдата
Прокатится - и видит он резню,
Войну, клинки испанские, засады
И кубки глубиной в пять футов. Вдруг
Бой барабанный слышится ему;
Проснется он, испуганно молитву
Прочтет - и снова спит. И та же Меб
Плетет ночами гривы лошадям
И в космы грязные их завивает;
Распутать космы - значит быть беде.


© 2007-2013 yulia6@mail.ru